Занимательная психология смайлов.

Люди, интересующиеся психологией, знают, что, чувствуя симпатию к человеку, мы начинаем непроизвольно повторять его позу, жесты, даже синхронизируем с ним дыхание.
Мастера пользуются этим сознательно. Наблюдая за собеседником и подстраиваясь под него, они передают дружественные сигналы на языке тела, добиваясь его расположения.
И вот, представьте, заметил то же явление в переписке, даже в комментах.
Мы не только повторяем словечки, выражения и стиль собеседника, которому импонируем, но и его смайлики. Ведь пишутся они по-разному.
Понаблюдайте за перепиской. Может, вы тоже заметите… )

Разговор в Лондоне (CONVERSATION IN LONDON)

Сегодня мне прислали по почте интересную статью… Не смог удержаться, чтобы не опубликовать её у себя…
Нет, мой блог не меняет свою направленность, он всегда о том, что мне интересно и что меня волнует… А на сегодняшний день меня вновь интересует ближневосточная тема… Хотелось бы во всём разобраться, но не как участник, а как сторонний наблюдатель… Понять ментальность и той и другой стороны…
Итак, для тех кто хочет узнать ещё больше о феномене Ближнего Востока, предлагаю эту статью. Она написана очень интересно, не зло, проблема рассматривается в необычном ракурсе и её великолепно перевёл Яаков Райцин.

19 Января 2009
Пять лет назад, в январе 2004 года, мне попалась на глаза статья, которая, по-моему, нe потеряла актуальности и сейчас. Автор – житель израильского городка Herzelia Pituach.
В связи с военными действиями Израиля против ХАМАСа в Газе я решил перевести её для читателей моего журнала.

Яаков Райцин

Разговор в Лондоне

В Колледж Сэра Джона Касса я поступил в начале 60-х. Я был счастлив, когда
пришло сообщение о приёме в эту лондонскую школу, готовившую капитанов и
старпомов, считавшуюся одной из лучших школ для офицеров флота. После
израильской Войны за Независимость 1948 года я служил в качестве второго
офицера на израильском гражданском судне, и прохождение курса в Колледже
Сэра Джона должно было послужить моему продвижению в должность капитана.
Большинство офицеров в нашем классе были молодыми людьми из семей среднего
класса или аристократии, считавшихся в Британии “хорошим человеческим
материалом” для такого рода занятий.

Среди офицеров я – израильский еврей – считался белой вороной (не слишком
много евреев служили в британских merchant marines). Но в общем они
относились ко мне по-дружески и симпатизировали Израилю, который в те
времена считался слабейшей стороной на Ближнем Востоке. Большая часть
выпускников стала впоследствии капитанами торгового флота, так что в этой
среде у меня неожиданно оказалось немало друзей. Среди них был и мой
соученик Рэндольф Смит.

После окончания курса и сдачи экзаменов я вернулся в Израиль. Первое время
мы с ним часто переписывались и даже старались встретиться, когда мне
доводилось бывать в Лондоне, но с годами наши пути разошлись.

В сентябре прошлого года во время посещения Лондона я неожиданно встретил
Рэндольфа Смита. Он был уже капитаном в отставке и жил в своём имении на
комфортабельную флотскую пенсию. С волной упрямых, хотя теперь уже седых
волос, он всё ещё выглядел моложавым и презентабельным. В дорогом костюме
и модных туфлях, он распространял ауру зажиточности, как это умеют делать
только англичане “из общества” – без перехода в вульгарность.

Он очень обрадовался нашей встрече и пригласил меня в бар – “чокнуться
пару раз” в лобби отеля, уставленном пальмовыми деревьями и глубокими
мягкими креслами. За соседним столиком сидели несколько арабов в
традиционном арабском убранстве, пили чай и читали арабские газеты.
Заметив мой взгляд, брошенный в их сторону, Рэндольф засмеялся: “Можешь не
беспокоиться на их счёт. Это богатые Саудовцы с набитыми деньгами
чемоданами, наверняка платят по тысяче фунтов в ночь за номер в этом
отеле. Вряд ли подходящий материал для террористов”. Я удивился его
высказыванию, но ничего не ответил.

Заказав на полста фунтов выпивки и бутербродов, он сказал: “Помнишь Джона
Коллинса? Он сейчас придёт, присоединится к нам”. Джон Коллинс был нашим
сокурсником в старые времена. Мне он запомнился погружённым в себя
религиозным человеком.

Рэндольф между тем рассказывал, чем он занимался со времени нашей
последней встречи, и я с удивлением узнал, что он недавно защитил
докторскую степень в области политических наук, собирался даже
устраиваться на дипломатическую службу, но из-за возраста этим планам не
суждено было осуществиться.

Через некоторое время появился Джон Коллинс. Он постарел сильнее Рэндольфа
и слегка хромал при ходьбе. Мы тепло пожали друг другу руки и предались
воспоминаниям о студенческих временах, потом перешли к солёным морским
анекдотам. “Ну, а как ты, – спросил меня Джон Коллинс после второго круга,
– всё ещё обитаешь на этом забытом Б-гом Ближнем Востоке? Вы, ребята,
обходитесь не слишком добро с этими бедными палестинцами”.

Я был несколько выбит из колеи разговора – не только внезапной переменой
темы, но и переменой тона, которым это было произнесено. Мне помнилось,
что Джон в старые времена был твёрдо на стороне Израиля, и я спросил, что
заставило его поменять точку зрения со времён нашего пребывания в
колледже.

– Все добропорядочные люди в этой стране считают, что ваша армия
непростительно жестоко ведёт борьбу против гражданского населения
Палестины. Танки и геликоптеры против мальчишек с камнями и рогатками. Ты
же не станешь это опровергать, не правда ли?

– Откуда ты черпаешь свою информацию? – напрямик спросил я, не обращая
внимания на попытки Рэндольфа сменить тему разговора.

– Наши газеты и телевизионные репортажи полны рассказами о том, что вы
проделываете с палестинцами, а насколько я знаю, наши средства массовой
информации обычно справедливы и нейтральны в подаче новостей.

– Что тебе сказать, израильским евреям они не кажутся ни справедливыми, ни
нейтральными. Вам скармливают совершенно искажённую картину того, что
происходит на самом деле. Ты мог бы припомнить, что именно арабы затевали
все войны против нас, и нынешняя заварушка не является исключением. Если
ты начинаешь войну, тебе приходится страдать от её последствий, другого
пути нет. Кстати, те самые палестинцы, судьба которых так тебя заботит, в
конце тридцатых годов попытались устроить интифаду против Британского
Мандата. Хочешь, расскажу, как английские солдаты ответили на интифаду
“бедных палестинцев”?

– Британская армия ВСЕГДА действовала цивилизованно, что бы ты ни говорил,
– гордо заявил Джон Коллинс.

– О, правда? Позволь мне тогда рассказать тебе, сколько палестинцев вешала
ежедневно британская администрация, и как она обращалась с гражданским
населением. Вот тогда и сравнишь её действия с гуманитарными действиями
Израиля. Мы пока что не повесили ни единого палестинца, сколько бы
еврейской крови ни было на его руках и сколько бы наших детей он ни убил.
Дай-ка я процитирую тебе, что писали сами британские официальные лица о
палестинцах, и о мерах пресечения, которые к ним применялись. В конце
тридцатых годов арабы подняли восстание против Британского Мандата и
начали кампанию убийств представителей администрации и солдат. Британский
министр лорд Баттершилл в речи о мерах британских военных сил по
подавлению интифады заявил: “Я сомневаюсь в том, что хоть кто-нибудь из
арабов обладает этическим неприятием убийства; я убеждён, что все арабы
считают убийство достойным, приемлемым методом. Нам никогда не удастся
изменить их фундаментальную веру в приемлемость убийства. Единственный
способ поведения с ними заключается в том, чтобы заставить их
почувствовать, что убийства не приносят желаемого результата”. И как,
думаешь, Британская администрация осуществила своё понимание? Для начала
они осудили сто палестинцев к смерти и повесили их всех без малейшего
сожаления. И в дальнейшем англичане продолжали вешать арабов – иногда по
трое в день. Комиссар Северного Района, Алек Сит Кёркбридж, жаловался, что
ему приходится изо дня в день любоваться тремя телами, валяющимися с
фиолетовыми рожами на камнях у входа в офис. Подростков и мальчишек чаще
всего присуждали к розгам (даже семилетних). За время восстания англичане
разрушили две тысячи домов в Яффо, Дженине и Шхеме. Иногда целые деревни
выселялись из домов – население просто выгоняли в поле. Английский врач
Эллиот Форестер писал в дневнике, что в мае 1939 года в деревне Хальхуль
возле Хеврона “арабов загнали в открытые клетки, одна для мужчин, другая
для женщин, и там их держали в течение нескольких дней без еды и воды.
После двух дней женщинам позволили вернуться домой, но мужчин оставили.
После этого в поле остались лежать 20 трупов”.

Что касается шума, поднятого по поводу стены безопасности, которую Израиль
построил, чтобы сохранить наших детей и женщин от нападения убийц, позволь
мне рассказать тебе о первом заборе, который построили вы, англичане,
задолго до нас. Вскоре после начала интифады британские власти вызвали в
Палестину эксперта по борьбе с терроризмом Чарлза Тигарта. Он построил
стену безопасности вдоль северной границы с целью предотвратить
проникновение террористов. Он же построил по всей стране несколько дюжин
крепостей – они стоят и по сей день, и известны как Крепости Тигарта. Он
же ввёз в страну доберман-пинчеров из Южной Африки и организовал в
Иерусалиме Центр Расследований, в котором следователей обучали методам
допроса и пыток. Сохранились документы о методах силового воздействия на
подозреваемых во время допросов, включавшие особые унижения, избиения и
турецкую пытку битья по пяткам и гениталиям. Если тебя действительно
интересует, какими методами англичане подавили восстание арабов, могу
поделиться источником: Том Сегев собрал результаты детального
исторического исследования этого вопроса в книге ‘Одна Неделимая
Палестина’ (‘One Palestine Complete’). Кроме того, вся эта информация
доступна в британских официальных документах. Конечно, английские власти
заявляли, что это были меры, необходимые для защиты их граждан от арабских
террористов, устроивших охоту на британских официальных лиц и солдат. Но
тебе, перед тем, как начинать выступать с обвинениями о том, что мы дурно
обходимся с бедными палестинцами, следовало бы внимательно почитать, как
вели себя в подобных обстоятельствах англичане. Хотя это не совсем
справедливое сравнение: ваше гражданское население не подвергалось атакам
самовзрывающихся убийц-джихадистов, старающихся намеренно убить как можно
больше детей и молодёжи. Могу со знанием дела заявить, что израильская
армия необычайно гуманна в сравнении с английской.

Окончив свою речь, я спокойно вернулся к своему single malt скотчу и
бутерброду с тонко нарезанным огурцом.

Джон выглядел совершенно выбитым из колеи, в то время как Рэндольф ядовито
улыбался.

– Слушай, не может быть, чтобы ты и в самом деле верил всему этому бреду,
что ты здесь нарассказывал об издевательстве англичан над палестинцами! -
выдавил, наконец, Джон, – Рэндольф, я помню, ты как-то упомянул, что твой
дядя служил в те времена в военной полиции в Палестине. Он тебе что-нибудь
рассказывал, что там происходило?

Рэнольф уже открыто смеялся:

– Конечно, рассказывал. То, о чём тебе только что поведал Солли, – всего
лишь малая часть того, как мы расправились с арабским восстанием. Чтобы
рассказать тебе, что мой дядюшка думал об арабах, понадобился бы
специальный словарь английской ругани. Я думаю, всё, что говорил об арабах
Баттершилл, полностью соответствует действительности, и что если бы вы,
израильтяне, прислушались к его словам, вы не попали бы в такую неприятную
заваруху, в которую они вас сейчас загнали. В своей докторской работе я в
частности детально разбирал ситуацию на Ближнем Востоке. Вы, евреи,
стараетесь угодить своими действиями миру, больному юдофобией. Правы вы
или виноваты, на самом деле не играет роли: что бы вы ни делали, вы всегда
будете виновны. Я внимательно разбирался в сражении за Дженин, где вы
практически жертвовали жизнями своих солдат ради умиротворения
“международного общественного мнения”, и что вы за это получили? В
результате мир обвинил вас в массовых убийствах, которых никогда не было.
Вопреки здравому разуму, вы фактически принесли своих великолепных солдат
в жертву только ради доказательства своей справедливости. И это было в то
самое время, когда американцы бомбили к свиньям собачьим целые афганские
деревни, где окопались террористы талибана. Американцы не считали нужным
оправдывать свои действия, на них напали – они защищались. Организации
Объединённых Наций понадобились месяцы, чтобы признать, наконец, что
никаких массовых убийств в Дженине не было, что арабы просто-напросто
бессовестно врали – как они всегда врут ради оправдания своих целей. Тебе
должно быть известно, как известно всем нам, что наши СМИ специально
фокусируют внимание на палестинских темах, искажая все разумные пропорции
по отношению к остальным новостям, что бы ни происходило в мире. Если
только пара дюжин израильских женщин и детей не взлетает в воздух,
изрешечённая осколками после взрыва очередного самоубийцы, израильтяне
всегда выступают в выпусках новостей в качестве силы зла. Представим себе
на минутку, что Израиля не существует, и что всем Ближним Востоком правит
король Абдулла. Теперь представим себе, что палестинцы начинают интифаду
против короля. Что сделает в этом случае король, хорошо известно из
истории его папаши: король Хуссейн убил тысячи палестинцев и выгнал
Арафата и его банду в Ливан. Палестинцы отмечают этот день как Чёрный
Сентябрь. Как отреагировали на это средства массовой информации, мы тоже
помним. Они едва упомянули всю заварушку, а те, которые упомянули, сделали
это с симпатией к королю Хуссейну. Теперь представь себе, что Иорданией
правили бы евреи, что это они устроили бы побоище палестинцев вместо
короля Хуссейна, какова была бы реакция “мировой общественности”? Эти два
сценария наглядно показывают, насколько СМИ и мир в целом настроены против
еврейского государства. У меня, Солли, к тебе вопрос: почему, понимая всё
это, Израилю не сделать всё, что нужно сделать, чтобы выжить в этом
гадюшнике? – ведь вас всё равно проклянут, сделаете вы это или нет, так
делайте уж, что нужно сделать! Помните слова лорда Баттершилла:
“Единственный способ поведения с ними заключается в том, чтобы заставить
их почувствовать, что убийства не приносят желаемого результата”. Следуйте
его совету, не ошибётесь. Поначалу поднимется страшный крик против
Израиля, но они вскорости забудут и об этом, как они забывают вообще об
истории, а арабы только станут уважать вас, потому что сила – единственная
вещь, которую уважают арабы.

Какое-то время мы сидели молча, сосредоточившись на своих дринках. После
этого Джон Коллинс сказал:

– Знаешь, Рэндольф, я никогда раньше не слышал, чтобы ты произносил такие
монологи о евреях и арабах. Наверное, есть много такого, чего я о тебе не
знал и не знаю. Я просто читаю газеты и смотрю, что показывают в
телевизоре, так вот и формирую своё мнение. Сказать по правде, как человек
религиозный я разочарован Израилем, считая, что народ, давший нам Иисуса и
Библию, должен действовать не так, как другие…

– Ну, Джон, кто знает, может быть, подставляя другую щёку в течение двух
тысяч лет, евреи устали от этого занятия.

Рэндольф заказал ещё виски. После этого мы пили молча и скоро
распрощались. Первым ушёл Джон Коллинс. Рэндольф улыбался, пожимая мою
руку на прощанье:

– Любой, кому не лень познакомиться с фактами, если он не антисемит, будет
на вашей стороне. Вам осталось убедить только ленивых и нелюбопытных. К
евреям приложима старая римская пословица: “Quod licet Jovi, non licet
bovi”. Алжирские фанатики ислама отправили к aллаху 150 тысяч своих
единоверцев, и мировое общественное мнение даже не пошевелилось. Миллионы
африканцев умирают в братоубийственных войнах, и кто несёт за это
ответственность? Tак всегда было и есть. Только Израиль находится под
увеличительным стеклом прессы.

По дороге в гостиницу я размышлял об этой беседе. Рэндольф подсказал мне,
о чём следует писать и что нужно рассказывать во время встреч и разговоров
в Европе.

CONVERSATION IN LONDON
BY SOLLY GANOR
Herzelia Pituach , Israel .
January 5, 2004.

перевел Яаков Райцин

Есть такая профессия – убивать евреев

Уже, вроде бы, всё закончилось…  Уже и написано всё, что можно написать на эту тему… Но вот попалась мне сегодня статья, которую я не мог не показать вам…  Почитайте, очень рекомендую. Взгляд со стороны.

Вот  это говорит российский журналист Сергей Пархоменко:

Вот великая вещь, опять же, интернет. И некоторые в нем есть такие места, которые позволяют совершить очень простые и очень наглядные открытия. Вот есть такая теперь возможность – посмотреть на вид какой-нибудь местности из космоса. И в Яндексе и в Гугле есть такая
картографическая машина – заходишь туда, находишь нужное место на земном шаре и видишь, как это выглядит. В общем виде, крупнее, еще крупнее, еще крупнее. Вы знаете, если посмотреть сверху на те места, о которых мы в последние четыре дня непрерывно слышим, на этот самый
сектор Газа и так далее, очень многое становится понятным – просто на вид, на взгляд.
Ну например – вот смотришь на этот регион и видишь израильскую территорию, которая вся сплошь в этом месте покрыта сельским хозяйством. Вот она вся расчерчена на прямоугольнички,
квадратики, кружочки – там в последнее время появилась такая прогрессивная метода, когда круглое поле, а вокруг него ходит такая поливалка по кругу, такое роторное земледелие, – так что там этих кружочков полно. Все это зеленое, все это как-то колосится. И дальше пролегает некоторая граница – ее, кстати, из космоса даже не видно. Она физически есть, на самом деле – там стенкой просто огорожен этот сектор Газа, барьером. Стенки этой не видно, а видно что земля совсем другая – сухая, потрескавшаяся, безжизненная, мертвая, тупая пустыня, которая такими пятнами заселена, поселками и городами,и даже один довольно большой город – собственно, Газа, и аэропорт у них там есть. А больше, в общем, ничего. Пустырь. Это что такое? Это как-то им досталось все неплодородное? Почему-то по эту сторону дороги не растет, а через дорогу растет. А разделено это все шоссе. Ну, теперь по обочине этого шоссе еще барьер идет. Что ж такое случилось? А потому что люди другим живут. По эту сторону барьера они живут сельским хозяйством, а по ту сторону барьера они живут войной. Профессия у них такая. У них такое дело. Они выбрали себе для жизни. Есть такая профессия – убивать евреев. Вот так это выглядит там. И, кстати, тоже при взгляде из космоса очень многое становится
понятно про то, что вот, как-то палестинский командный пункт, но почему-то как-то так вышло, что он оказался то в подвале больницы, а то вдруг какой-нибудь лагерь подготовки кого-нибудь посреди школ и детских садов, а то вдруг какая-нибудь военная часть стоит посреди поселка. Кругом люди живут. Это что ж такое? У них там так тесно? Да нет. Полно свободного места!
Не хочешь подвергать своих женщин и детей опасности – поселись на пустыре. Так, чтобы километров десять вокруг тебя ничего жилого не было. Поставь там палатки и живи – и
будешь рисковать только своей головой, а не головой своих детей. Но нет, не получается. Есть такая очень хорошо отработанная изощренная система накачивания общественного сочувствия. В Израиле ее называют <Палевуд> – такой <палестинский Голливуд>. Вот этот <Палевуд> очень
любит гримировать детей, лежащих в больнице по каким-то совершенно другим показаниям – скажем, инфекционным, – под раненых. Очень любят собирать жертв автомобильной катастрофы, раскладывать в рядок и демонстрировать их в качестве свежепогибших от очередной бомбежки.
Израильтяне же действуют чрезвычайно: вот уж действительно точечно. Уже сколько раз они доказывали, что когда им надо было убить шейха Ясина, они попали ему просто в его
инвалидную коляску, в его кресло прилетела ракета. Был случай, когда они запустили не просто в конкретное окно, а попали в конкретный письменный стол, за которым сидел тот человек, который был им нужен, за этим столом. Ну, умеют как-то.
Палестинская задача противоположная – увеличить количество мирных жертв. Мы это видели, у нас это случалось. У нас были и на территории бывшего Советского Союза аналогичные ситуации, когда прикрывались женщинами, когда размещали военизированные отряды в густонаселенных
кварталах и так далее. Было. Мы это сами видели. На Северном Кавказе и видели, хочу вам напомнить. В разных обстоятельствах. И в Чечне, между прочим, видели тоже. В некоторые ее периоды. Так что, знаете, это не только конфликт двух национальных групп, двух таких племен,
двух этнических общностей, а это еще и конфликт мировоззрений и профессий. Люди выбирают себе разное дело для жизни. Вот жители сектора Газа выбрали себе такое дело. И это прямо видно. Глазами.
Очень советую где-нибудь в Гугле посмотреть, как это выглядит – чрезвычайно впечатляет.

Спасибо Вам, Сергей Пархоменко! Статья написана очень талантливо, сдержано и по-доброму… И, на мой субьективный взгляд, очень обьективно!

Знаете… Я всегда совершенно спокойно относился к тому, кто какой национальности… Каждый человек – целый мир… Как можно обобщать, делать выводы, ставить диагнозы и выносить приговоры по каким-то этническим признакам?
…Но вот что я стал за собой замечать… Во мне вдруг откуда-то стало появляться некое чувство – подобие национальной гордости… Откуда оно?
Может, от того, что меня и мой народ хотят истребить? Может, от того, что я – враг номер один не для людей, а для нелюдей? Вы уж извините меня за резкость в выражениях… Но разве я могу называть людьми тех, кто ценит жизни своих детей дешевле жизней своих врагов?

Дина Рубина о войне в секторе Газа

У меня профессия такая: я книги пишу. Причем, давно этим занимаюсь. Как говорит моя мама: «собаку на этом съела и вторую доедаю». Рука набита. Главное в моей профессии – что? – (помимо литературных качеств, конечно): здравый смысл и хорошее воображение. Герой сделал то-то и то-то, а другого сделать не мог по логике событий – иначе тебе ни за что не поверит читатель, и грош цена твоим сочинениям.
Я и в жизни этот метод применяю к любой ситуации: первое – здравый смысл, второе -хорошее воображение.
Дина Рубина
Предлагаю вообразить, что восемь лет круглосуточно со стороны какой либо окраины по Москве лупят снарядами весьма густо: то крышу ГУМА проломят, то Крымский мост раздолбают, то в детский сад попадут, или вот, как на днях – по дому престарелых жахнут. Жертвы, само собой, мирные жители: люди гибнут, школьники учатся в бомбоубежищах, предприятия несут тотальные убытки, попеременный вой воздушной тревоги и так далее.
Повторяю: восемь лет.
Чего хотят те, кто наводит ракеты? А вот чего: шоб вы все сдохли!
Ну, как? Получается вообразить? Никак не получается, верно? И ни у кого не получится. Кроме израильтян. Потому, как это наша реальность, причем, со дня основания государства.
Это как в том мультике: «Леопольд, подлый трус, выходи!». И время от времени – выходит. Потому как больше терпеть ну никак невозможно.
Помнится, у нас в школе учился такой матерый третьегодник. Ленивый и очень симпатичный. Год был – 67-й, закончилась «Шестидневная война» Израиля, и на уроках политинформации только и слышно было об «израильской военщине».
И вот вызывают нашего нерадивого Шуру к доске, чтобы он повторил – что про агрессора сейчас рассказывали. Он тяжело поднимается из-за явно малой ему парты, подваливает вразвалочку к большущей карте и пристально на нее смотрит – возможно, впервые. Наконец прикладывает ладонь к одиозным очертаниям крошечной страны на карте и смотрит изумленно: – Эт что – вот это – ИзраИль? А вот это все вокруг – и руками далеко развел, вширь, и вверх – эт все – арабы?! Да вы что мозги мне парите? Эт кто агрессор-то?
У нашего третьегодника все было в порядке со здравым смыслом. И с воображением.
Чего нельзя сказать о мировом общественном мнении, о лидерах европейских стран и об изолгавшейся и бесстыдно лоббирующей ХАМАС Организации Объединенных наций.
Мой друг, военный человек, чин которого назвать я не могу, говорит: «Ты вообразить себе не можешь глубину и разветвленность этих туннелей с бункерами под каждым домом. Весь сектор Газа – это подземный город, который долго и тщательно могучая террористическая организация готовила к изнурительной войне. А еще – они замечательно подготовились к войне информационной. А вот мы о ней забываем».
Мне говорят: но ведь гибнет мирное население. Увы, конечно гибнет; оно, к сожалению, всегда гибнет во время боевых действий. Не в таких масштабах, о которых кричат наглые и лживые арабские СМИ, но все же, гибнет. Даже если, согласно точнейшим данным одной из лучших разведок в мире, ВВС и артиллерия бьют точечными наводками, ликвидируя боевиков и военные цели; даже если армия – единственная армия в мире – перед атакой разбрасывает листовки с предупреждением мирного населения, и даже звонит на мобильники! Все равно гибнет, к сожалению, мирное население, – ведь идет война на уничтожение профессиональной, отлично обученной и хорошо вооруженной террористической армии, у идеологов которой нет ни малейших сантиментов к собственным соплеменникам и так называемым «мирным жителям». Этих мирных жителей (если, они, конечно, существуют на территории, где ХАМАС был избран подавляющим большинством го лосов, где в колоннах будущих шахидов увлеченно и яростно маршируют десятки тысяч подростков, вскинув руки в известном приветствии, где матери самоубийц го ворят прямо в объектив телекамеры, что они мечтают о такой же судьбе для всех своих сыновей, а телевидение изо дня в день пичкает малышей экстрактом ядовитой ненависти) – так вот, этих мирных жителей боевики используют для прикрытия своих складов оружия и огневых точек, из которых, между прочим, и сейчас бесперебойно палят по трети территории Израиля. Палят даже на время так называемых гуманитарных коридоров, когда Израиль прекращает боевые действия и пропускает десятки грузовиков с продовольствием и медикаментами. А во время войны – не будем лицемерами, господа, – во время войны задача армии подавить огневую точку врага. Причем, какого врага – того, кто огневые свои точки располагает на крыше детских садов, школ, больниц, в глубине густых жилых застроек, и передвигается по улице с чужим мла денцем на руках, отобранным у первой встречной женщины. Такого врага, который не гнушается принять смерть – после предупреждения! – прямо на крыше своего дома, подняв туда вместе с собой четырех своих жен и девятерых детей.
Такого врага надо истребить, чтобы не дать миру одичать окончательно.
Оставлять его и дальше вербовать и обучать террору подростков, пытать страшными пытками пленных и тех, кто подозревается в коллаборационизме, грабить своих же мирных жителей, отнимая у них ту самую гуманитарную помощь…- такого врага щадить аморально и безответственно.
Я пытаюсь себе представить антивоенные демонстрации во время бомбежки Берлина, где тоже гибло много мирных жителей. Во время бомбежек – не сектора Газа, – а одного из прекраснейших городов мира – Дрездена, (населенного действительно мирными жителями, истощенными голодом и смертью, и, в отличие от жителей сектора Газа, не получающими гуманитарную помощь отовсюду, откуда только возможно, в том числе и от Израиля)…Кто бы и где собрал в то время на подобную демонстрацию хотя бы дюжину сумасшедших?
Потому что было понятно: гадину надо задавить в ее норе. Иначе она отлежится, оправится, и снова начнет свой поход.
Проснувшись, как обычно, в 5 утра, я тороплюсь включить компьютер: ну вот, ООН издала очередную декларацию о немедленном прекращении военных действий и начале переговоров о перемирии. При этом (конфуз вполне в духе ООН) в документе ни разу не упомянут ХАМАС. Очевидно, его не существует в природе. Спрашивается – с кем Израиль должен разговаривать? И кто восемь лет бомбил его действительно мирные города? И отчего бы не поговорить титанам западного мира с Усамой, например, Бен-Ладеном? Скорее всего, от того, что подобные «разговоры-разговоры» бессмысленны, и это понятно любому, кому еще не изменили все те же качества: здравый смысл и наличие воображения.
Сейчас многие издания цитируют известное высказывание Голды Меир: «Мир между нами и арабами наступит тогда, когда они научатся своих детей любить больше, чем ненавидеть наших».
Пока не научились.
Дина Рубина

Обсудить статью на форуме

Ещё ссылки на эту тему:

Как живые дети становятся мёртвыми героями
Восток – дело тонкое…
Стихи

Топ-10 способов укоротить себе жизнь

Вот это получил сегодня по почте. Никакой, собственно, новой информации здесь нет. Необычен способ подачи. Получил ещё одно напоминание, что надо кое-что пересмотреть в своей жизни…
Особенно это касается сна… Думаю, это не только меня касается, но и почти всех моих читателей :)

Рокер Томми Ли однажды сказал: «мы здесь не для того, чтобы жить долго, а для того, чтобы жить на полную катушку». Многие из нас регулярно следуют его совету, отравляя свое тело и ведя опасный образ жизни. Хотите узнать, укорачиваете ли вы свою жизнь? Тогда читайте эту подборку катализаторов саморазрушения.

10 – Жертвуйте сном

Недостаток сна (менее 7-8 часов в сутки) связан с большим количеством различных проблем со здоровьем, включая ожирение, диабет и рак. Усталость является не меньшим фактором риска, чем алкоголь. Да и просто чем меньше сна – тем больше времени на саморазрушение.

9 – Игнорируйте врачей

Многие считают, что их здоровье не стоит получасового визита к врачу. Игнорирование обследований и консультаций с врачами отлично сочетается с саморазрушением и сокращением вашей жизни.

8 – Отупляйте свой мозг

Если вы не хотите избежать болезни Альцгеймера, то постарайтесь поменьше читать, решать кроссворды и играть в логические игры. Дегенеративные заболевания мозга очень часты в старческом возрасте, но все же «зарядка для ума» может отдалить их проявление.

7 – Много занимайтесь сексом

Сам по себе секс не так уж и плох, вопрос в том, как им заниматься. Если вы идете по пути саморазрушения, то, скорее всего, игнорируете средства защиты, мало знаете о своих партнерах и не проходите проверки на венерические заболевания. Многие венерические заболевания могут приводить к бесплодию, так что вы не только разрушаете свою жизнь, но и предотвращаете появление новой.

6 – Проводите много времени за рулем

Именно в ДТП гибнет больше всего людей в возрасте от 1 до 35 лет. Много времени, проведенного за рулем, в сочетании с несоблюдением правил дорожного движения серьезно повышают шансы преждевременной кончины.

5 – Много пейте

Умеренное употребление алкоголя, а особенно вина, может даже принести пользу. Но если цель – саморазрушение, то умеренность будет излишней. Кроме алкоголизма, чрезмерное употребление алкоголя приводит к серьезным повреждениям печени и даже диабету.

4 – Побольше стресса

Чем больше в жизни стресса, тем больше шансов заболеть. При хроническом стрессе надпочечные железы работают слишком много и просто истощаются, что ослабляет иммунную систему.

3 – Смотрите телевизор

Телевидение не только развлекает, но может и удерживать нас на диване часами. В США, к примеру, средний житель проводит перед телевизором 9 лет своей жизни. Эти годы можно было бы потратить на что-то полезное для здоровья, но ведь речь сегодня о саморазрушении.

2 – Курите

Сигареты не просто так называют раковыми палочками. Болезни, связанные с курением, в США занимают второе место среди причин смерти. Всего одна сигарета поднимет ваше кровяное давление и замедлит кровообращение, представьте что может сделать целая пачка.

1 – Питайтесь похуже

В прошлом году 400 000 американцев умерли благодаря тому, чем они питались. Заболевания сердца стоят на первом месте в списке причин смерти, и хотя некоторые из них обусловлены генетическими факторами, в основном за них следует благодарить жирную пищу с излишком сахара. Хотите пончиков с кремом?